30.12.13

Вопрос-ответ. Как сенсорная интеграция может изменить мозг при аутизме?

Наглядное объяснение того, что такое эрготерапия на основе сенсорной интеграции, и как она может помочь детям с аутизмом

Автор: Элисон Виланд / Alison Wheeland, эрготерапевт, студент докторантуры Университета Южной Калифорнии, США
Перевод: Тамара Соломатина
Источник: Autism Speaks

 

Sensory-Toys-for-Children-Ball-Pool

 

Ранее ученые Филадельфийского института неврологии Фарбера опубликовали революционное исследование в журнале Journal of Autism and Developmental Disorders. Это исследование стало одним из первых скрупулезных клинических испытаний, оценивших эффективность использования эрготерапии на основе сенсорной интеграции для улучшения способности детей с аутизмом участвовать в различных повседневных ситуациях. (Смотрите статью «Терапия сенсорной интеграции может быть полезна для детей с аутизмом»).

Это новое исследование очень значимо, так как это были рандомизированные и контролируемые клинические испытания терапии сенсорной интеграции, которые одновременно соответствовали всем критериям данного метода.

Исследование продемонстрировало, что дети, получавшие сеансы сенсорной интеграции в дополнение к другим видам коррекции аутизма, достигли больших улучшений в их способности функционировать в повседневной жизни, чем дети, получившие такое же лечение без сенсорной интеграции.

Как известно всем близким людей с аутизмом, многие из них испытывают трудности в восприятии и переработке сенсорной информации. (Смотрите статью «В чем особенности сенсорного восприятия при аутизме»). Повышенная чувствительность к сенсорным стимулам может создать огромные барьеры в повседневной жизни для аутистов и их семей. В результате, коррекция, связанная именно с сенсорными проблемами, пользуется очень большим спросом среди родителей аутичных детей.

К сожалению, эрготерапию на основе сенсорной интеграции, способную менять функционирование мозга, часто путают с другими сенсорными видами помощи, которые помогают людям успокоиться, но не имеют долгосрочного эффекта. Примерами такой помощи могут быть утяжеленные одеяла и компрессионые жилеты.

Сенсорная интеграция остается малопонятным подходом, и мне кажется, что частично это объясняется тем, что она больше напоминает игру, чем лечение. Несведущему наблюдателю может быть непросто увидеть за игрой серьезную неврологическую работу. Для иллюстрации я использую классический сценарий.

Когда вы смотрите через окно клиники сенсорной интеграции, вы можете увидеть нечто подобное: маленький мальчик сидит в бассейне с шариками, а специалист сидит рядом с бассейном на коленях. Когда она указывает вниз, мальчик копается в бассейне и достает плюшевую игрушку. Женщина держит другую игрушку, и мальчик помогает своей игрушке «поцеловать» ее игрушку. Женщина улыбается и гладит мальчика по спине. Рядом сидит другая женщина и наблюдает.

Если бы вы не знали, что это терапевтическая клиника, вы могли бы подумать, что смотрите в окно, скажем, детского сада во время игры. Возможно, ничего из этой сцены не напоминает «терапию».

Но узнав немного больше, вы бы поняли, что у этого четырехлетнего мальчика аутизм. Он работает с эрготерапевтом, который использует принципы сенсорной интеграции. Его мать наблюдает за сессией, чтобы она могла использовать эти техники дома.

Мальчика направили к эрготерапевту из-за серьезных проблем с купанием, одеванием, едой и социальным взаимодействием с членами его семьи. Его мама надеется, что ее сын когда-нибудь даст ей себя поцеловать.

У мальчика есть проблемы и в школе, где у него то и дело бывают истерики, а также отвлекающее самостимулирующее поведение, такое как размахивание руками.

Эрготерапевт провела диагностику и выяснила, что крайняя чувствительность к сенсорном стимулам — это ключевая причина проблем мальчика. У него повышенная чувствительность не только к прикосновениям, яркому освещению, громким звукам и движению, но и к тихим звукам на заднем фоне, которые большинство людей и не замечают. Маленький мальчик реагировал даже на ощущения от ниток своих носков. Он испытывал постоянный сильный стресс от чрезмерной сенсорной информации. В результате, любой пустяк мог вызвать у него приступ паники.

Зная эту информацию, вы теперь можете посмотреть на вышеописанную сцену с другой точки зрения. Эрготерапия использует игру (один из самых важных видов деятельности в детстве), чтобы помочь изменить то, как мозг мальчика реагирует на прикосновения, звук, зрительные образы и движение. В течение последних месяцев терапевт знакомила его с новыми тактильными ощущениями и испытывала его сенсорные системы с помощью ряда тщательно подобранных игр.

Она следует его интересам и позволяет ему самому выбирать игры, но всегда корректирует деятельность, чтобы обеспечить его прогресс по достижению целей. Она проверяет, чтобы игра соответствовала имеющимся у него навыкам. Не слишком простая, чтобы он не заскучал, и не слишком сложная, чтобы он не смог с ней справиться. Она внимательно следит за ним, чтобы он не почувствовал перевозбуждения, и у нее всегда наготове способ его успокоить.

Если вы посмотрите внимательно, вы увидите, что он хорошо справляется с заданием в бассейне, хотя объем сенсорных ощущений очень велик. Эти шарики в бассейне поначалу воспринимаются странно. Но он привыкает к этому ощущению и к сильному шуму, который они издают, когда он двигается. Сегодня он даже сидит в бассейне с шариками по грудь. Ему приходится также наклонять голову набок, чтобы достать что-то. Это мягко испытывает его вестибулярный аппарат (чувство баланса и движения, которому помогает маленький орган во внутреннем ухе). Он задействован каждый раз, когда он двигается вперед, назад, вверх, вниз, из стороны в сторону или по кругу.

Чтобы найти плюшевую игрушку, он даже залез голыми руками в шарики. Это произвело много шума, и шарики создают странные ощущения. Но он смог справиться с этим, пока был сосредоточен на указаниях терапевта.

Она указывает рукой в качестве визуальной подсказки, чтобы помочь ему понять произнесенные инструкции. Она также использует успокаивающее прикосновение с нажимом, когда она гладит его по спине. Она может погладить его по рукам, если чувствует, что ему трудно двигать руками среди шариков. Эти техники помогают ей научить мальчика, что медленное и уверенное прикосновение — это важный способ для самоуспокоения, когда он чувствует перевозбуждение.

Эрготерапия использует подход сенсорной интеграции, чтобы изменить способ переработки мозгом мальчика сенсорной информации. Его родителям становится проще его одевать, потому что одежда его уже так не беспокоит. Мыть его голову легче, потому что он может наклонить голову назад без паники. Он также играет с новыми продуктами, знакомясь с тактильными ощущениями, которые они дают, прежде чем откусить кусочек.

Его растущая способность игнорировать посторонние зрительные образы, звуки и тактильные ощущения поможет ему быть более сосредоточенным во время обучения в школе. Кроме того, его эрготерапевт работает с его учителем, чтобы предложить ему социально приемлемые способы самоуспокоения, которые заменят самостимулирующее поведение, из-за которого его дразнили в классе.

И да, он привыкает к идее поцелуев, пусть пока между плюшевыми игрушками. Я бы сказала, что есть надежда на настоящие поцелуи с его мамой в не очень далеком будущем.

Спасибо Тамаре Соломатиной за перевод.
Share to Facebook
Share to LiveJournal