12.03.13

Личный опыт. «Аутизм не помешал мне подняться по карьерной лестнице»

Несмотря на множество проблем, аутисты из Великобритании все чаще находят подходящую работу

Автор: Амелия Хилл / Amelia Hill
Перевод: Елизавета Морозова
Источник: Guardian

Джонатан Янг имеет грандиозные планы насчет своей карьеры. Однако у этого бизнес-аналитика в международном банке Goldman Sachs диагностировано расстройство аутистического спектра. Впрочем, по его словам, он не позволяет аутизму мешать его планам.

Penny Andrews

Пенни Эндрюс, женщина с синдромом Аспергера, за работой библиотекаря. Фото: Guardian

«Я тот, к кому обращаются из всех отделений компании за информацией как для внутренних, так и для внешних презентаций, – говорит он. – Каждый год я поднимаюсь по карьерной лестнице, получая повышения или новые сферы ответственности. Моя цель – сохранить такое положение дел. Через десять лет я хочу занять довольно высокое положение».

Янг – представитель нового и наиболее заметного поколения молодых людей с аутизмом. Поколения, которого еще не знало наше общество. Эти люди получили диагноз в раннем детстве, у них есть образование, и после учебы они рассчитывают не просто на работу, но на карьеру наравне с «нейротипичными» ровесниками.

Уверенность в себе и целеустремленность этих выпускников, некоторые из которых получают докторские степени, привели к изменениям во многих организациях, которые ранее были недоступны для людей с аутизмом. Различные компании, начиная от юридических фирм в центре Лондона до банков и страховых агентств начали открывать свои двери молодым специалистам, которых когда-то считали пригодными только для самой неквалифицированной работы.

Первоначально Янг начал работать в Goldman Sachs в рамках бесплатной стажировки, которую организовала программа трудоустройства «Перспективы» при Национальном обществе аутизма Великобритании. Его стажировка в отделе инвестиций банка оказалась настолько успешной, что два месяца спустя ему предложили постоянное место с полной занятостью.

«Когда я туда пришел, это была должность на неполный рабочий день, но я расширил свою сферу деятельности, а потом занял эту должность как постоянный сотрудник, – говорит он. – Аутизм не мешал мне, потому что у меня была правильная поддержка с самого раннего возраста. Главное – иметь такую поддержку, как в учебе, так и на месте работы, но ничего такого уж сложного мне не требуется: люди просто должны понять, что я отличаюсь от них».

Несмотря на уверенность в себе Янг признает, что он считает себя счастливчиком. «Я никогда не забываю о том, как мне повезло, что у меня есть работа, которая позволяет мне использовать свой интеллект и развивать свой потенциал», – говорит он.

Программа «Перспективы» устраивала молодых людей с аутизмом на работу в такие престижные компании как Thomson Reuters, юридические фирмы, такие как Clifford Chance и Ashurst, а также технологические и консалтинговые фирмы, такие как Cartesian и John Lewis.

Пенни Эндрюс устроилась на должность библиотекаря-стажера в Университете Лидс Метрополитен в августе прошлого года без какой-либо дополнительной помощи благотворительных организаций или кадровых агентств. Поскольку ее выбрали из 200 других соискателей на эту работу, она уверена, что была наилучшим кандидатом.

«Мне кажется, некоторые считают, что я должна быть благодарна, что меня взяли на работу, но ведь я выполняю полезные задачи и хорошо с ними справляюсь, так что это они должны быть мне благодарны, – считает она. – В конце концов, они настолько хотели нанять меня, что приняли меня на работу за месяц до того, как я получила диплом по ИТ и коммуникационным технологиям в Открытом университете».

Эндрюс не считает, что диагностированный у нее синдром Аспергера – это что-то, что нужно «преодолеть». Она уверена, что именно ее диагноз предоставил ей преимущество по сравнению с другими кандидатами. «Я сразу открыто сказала о своем аутизме во время собеседования, и тут же попросила о нескольких особых условиях, которые позволят мне работать с моим синдромом Аспергера. Например, рабочий день с 8.30 до 16.30, чтобы избежать давки в автобусе по дороге домой, небольшие дополнительные перерывы в специальной тихой комнате, и возможность не отвечать на телефонные звонки».

По ее словам, это совсем небольшие уступки со стороны работодателя, по сравнению с выгодой, которую приносит ее синдром Аспергера. «Я больше сосредоточена, увлечена работой и честнее, чем нейротипичный человек, – говорит она. – Я делаю все очень тщательно и уделяю много внимания деталям. Я всегда в рабочем состоянии: даже после рабочего дня я готова заняться важными делами. Библиотеки – это один из моих аутичных специальных интересов, и я использую его для работы».

Возможно, отношение работодателей и меняется, но еще предстоит многое наверстать. Согласно исследованию Национального общества аутизма, в Великобритании лишь 15% людей с аутизмом работают полный рабочий день, и лишь 9% работают неполный рабочий день. Это меньше, чем занятость среди всех людей с инвалидностью в Великобритании – из них 31% работают полный рабочий день. Более четверти выпускников вузов с аутизмом являются безработными – это больше, чем среди людей с любым другим типом инвалидности.

Тем не менее, работодатели все чаще прислушиваются к аргументам защитников прав людей с инвалидностью о том, что найм людей с аутизмом – это не просто благотворительность или социальная ответственность, это прагматическая возможность использовать их уникальные навыки.

Том Мэддерс – глава общественных кампаний в Национальном обществе аутизма, и он координирует кампанию «Неиспользованный трудовой ресурс». Цель кампании – увеличить занятость среди молодых людей с аутизмом. Мэддерс считает, что среди людей с этим диагнозом можно найти «залежи неиспользуемых талантов».

«Когда люди с высокими интеллектуальными способностями оказываются на работе в супермаркете, это разбивает сердце. Это пустая трата талантов, потому что, хотя все люди с аутизмом разные, они дополняют нас, привнося высокий уровень концентрации, внимание к деталям, аналитические способности, которые позволяют им прекрасно анализировать данные или выявлять аномалии в папках заумных документов, – считает он. – Разве работодателям хочется упускать эти навыки? Кроме того, у многих людей с аутизмом есть узкоспециальные области интересов, которые занимают все их мысли, и если эти интересы совпадут с работой, результаты не заставят себя ждать. Они гораздо более надежны, не прогуливают и очень преданы своему месту работы. Очень часто они совершенно счастливы на работе, которая кажется скучной всем остальным людям».

William Thanh

Уильям Тхан за работой в пекарне. Фото: Guardian

Уильям Тхан имеет настолько тяжелую форму аутизма, что совсем не может говорить – он общается только с помощью своего планшета iPad. Однако он тоже работает – в пекарне Пола в Лондоне. И работа его столь высокого качества, что менеджер, Салина Гани, уже планирует увеличить его рабочие часы.

«Когда мы решили нанять трех молодых людей с аутизмом в прошлом году, то мы считали, что их достижения будут ограничены, – говорит Гани. – Однако эти молодые люди доказали нам, что нельзя ничего предполагать о человеке только из-за его аутизма. Да, их работа должна быть хорошо структурированной и рутинной, но в сфере обслуживания такой работы полно. Мы бы с радостью наняли их на полный рабочий день, и мы готовы увеличить число людей с аутизмом, работающих в наших филиалах».

В двух лондонских больницах два года назад была открыта инициатива – людям с аутизмом в возрасте от 18 до 30 лет предоставлялась возможность получить опыт работы. Всего в этой схеме приняли участие более 20 стажеров, четверо из них теперь работают в больницах. В этом году к стажировке приступит уже третий поток, в который записались 16 молодых людей – в два раза больше, чем в первый год.

Стайнтон Браун, заместитель директора по качеству работы и разнообразию больницы, отвергает предположения о том, что инициатива является благотворительной. «Это не подачка, – говорит он. – Мы хотим гарантировать, что у нас работает самый квалифицированный персонал. Это в наших же интересах по многим причинам. Во-первых, эта больница обслуживает очень разных людей, и мы хотим делать это наилучшим образом, а для этого необходимо, чтобы наши сотрудники привыкли работать рядом с очень разными коллегами. Когда мы обеспечивали подходящие условия для людей с аутизмом, эти изменения оказывались благотворными для всех. Например, мы постарались сделать информацию, предоставляемую стажерам, более конкретной и ясной, и это улучшило коммуникацию для всех, а это, в свою очередь, улучшает уход за пациентами».

Уильям Эллиот, управляющий директор в Goldman Sachs, с этим согласен: «Работодатели стали придерживаться более широких взглядов на свои кадры, потому что они хотят заполучить максимум талантливых сотрудников. Мы все чаще понимаем, что такие таланты можно обнаружить в группе, которая исторически была плохо представлена на рынке труда. Интегрировать человека с аутизмом на работе гораздо проще, чем кажется. Просто нужен хороший менеджер, который готов уделить время этому человеку и сориентировать его, но такой же подход поможет любому новому сотруднику».

Проект «Поиск» – это программа, поддержанная государственным Офисом по вопросам инвалидности. Она помогает людям с аутизмом найти (и сохранить) постоянную работу в таких компаниях как фармацевтическая компания ГлаксоСмитКляйн или охранная фирма G4S. Примерно 30% выпускников проекта «Поиск» остаются работать в компаниях, в которых они проходили стажировку. Еще 30% начинают работать у других работодателей.

«Участников проекта «Поиск» рекрутируют еще до окончания программы, потому что программу не воспринимают как благотворительность – этих молодых людей по заслугам считают потенциальными талантами, например, в качестве младшего медицинского персонала», – говорит Энн О’Брайан, которая управляет европейским отделением этой программы.

Частично эти улучшения объясняются государственной политикой. В 2009 году в Великобритании был принят Акт об аутизме, который стал ответом на низкий уровень занятости среди людей с аутизмом. Это первый закон о конкретном виде инвалидности, который был принят британским правительством.

В 2011 году Департамент занятости и пенсий и Национальное общество аутизма опубликовали руководство для работодателей – «Нераскрытый талант». Однако Дэвид Перкинс, менеджер «Перспектив» в Национальном обществе аутизма, считает, что вмешательство правительства принесло столько же вреда, сколько и пользы. «К сожалению, реальных улучшений в занятости людей с аутизмом и синдромом Аспергера за последние несколько лет не произошло», – говорит он.

«Перспективы» нашли работу для 30% своих клиентов – 18 человек в 2012 году и 15 человек в 2011 году. Однако эти данные, говорит Перкинс, ниже, чем три года назад. Он обвиняет в этом государственную программу трудоустройства.

«Она негативно сказалась на помощи людям с аутизмом в поиске работы, потому что она не отражает специфических потребностей и трудностей людей с этими расстройствами на рынке труда», – говорит он, отмечая, что государственные программы трудоустройства находят работу лишь для 3,5% людей с аутизмом.

«Не хватает финансирования для обучающих курсов, таких как наши, которые в десять раз эффективнее. А люди с аутизмом, которые хотят работать, продолжают попытки найти поддержку, которая позволит им этого добиться, – говорит он. – На настоящий момент помощи для одного человека из 100 явно недостаточно, и поиск достойной работы для людей с аутизмом остается постоянной битвой».

Однако Пета Троук из организации «Аутизм плюс» настроена более оптимистично: «Рынок труда открывается для людей с аутизмом так, как никогда прежде. Все чаще по умолчанию считается, что люди с аутизмом хорошо справятся с работой. Есть луч надежды».

Нераскрытый потенциал

– Только 15% взрослых с аутизмом в Великобритании имеют оплачиваемую работу на полный рабочий день, и только 9% работают неполный рабочий день.

– 26% выпускников вузов с аутизмом безработные, это самый высокий уровень по сравнению с другими группами людей с инвалидностью.

– Из тех, кто не имеет работы в данный момент, 59% не верят, что смогут когда-либо устроиться на работу.

– Согласно Национальному обществу аутизма, большинство из 300 000 взрослых с аутизмом в Великобритании смогли бы работать, но им мешает непонимание аутизма со стороны работодателей и нехватка специальной помощи при трудоустройстве.

– Служба трудоустройства «Перспективы» при Национальном обществе аутизма помогает найти работу 70% взрослых с аутизмом.

– Только 10% взрослых с аутизмом имеют возможность получить помощь в поиске работы, при этом 53% хотели получить такую помощь.

– 79% взрослых с аутизмом, которые получают пособие по безработице, говорят, что они хотели бы работать.

– 37% взрослых с аутизмом никогда не имели оплачиваемой работы после возраста 16 лет, и 41% людей старше 55 лет были без работы в течение периода более 10 лет.

– В жизни 51% взрослых с аутизмом в Великобритании был период, когда у них не было ни работы, ни возможности получать пособие. Из них 10% находились в таком положении десять лет или более.

– Среди людей с аутизмом, у которых был опыт работы, каждый третий сообщал, что подвергался травле на рабочем месте, несправедливому обращению или дискриминации из-за своей инвалидности.

– Подача резюме и собеседование при приеме на работу могут быть наиболее сложными для людей с аутизмом, так как это расстройство влияет на способность к коммуникации. Очень часто в вакансии среди обязательных требований указывают «хорошие социальные навыки», даже если сами обязанности этого совершенно не требуют. В результате люди с аутизмом могут не отвечать на подходящие для них вакансии.

Share to Facebook
Share to LiveJournal