25.05.13

Вопрос-ответ. Могут ли родители настаивать на видеосъемке или личном присутствии на сессиях АВА-терапии?

Интервью с доктором наук по поведенческому анализу, Анной Хисмятуллиной

 

supervision

Съемки сессий ABA-терапии на видео являются нормой для этого метода, не только для просмотра видео родителями, но и для предоставления видео консультантам (супервизии). Фото: understandingbehavior.com

 

На вопросы о порядке и правилах видеомониторинга в АВА-терапии отвечает доктор наук по поведенческому анализу (ВСВА-D), Анна Хисмятуллина.

Анна, профессиональный вопрос по этике. Даже два. Имеет ли право терапист запрещать родителю присутствовать на сессии, если родитель явно не мешает и желает присутствовать? И второй вопрос: имеет ли родитель право настаивать на съемке сессии? И может ли терапист в этом отказывать (при условии, например, что он сам не попадает в кадр), если речь идет о видеозаписи не для публичного, а для родительского или экспертного просмотра?

Нет и нет. Возможно, на сайте Совета это не прописано, но это стандарт практики. Терапевт вообще ничего не имеет права запрещать родителю. Он там — наемный работник. Родитель — ответственное за ребенка лицо и действует в его интересах.

То есть это основано на правах родителя?

Нет, не только. Кроме того, съемка сессии вообще чуть ли не в обязательном порядке должна происходить. А видеозапись самого терапевта и его участия — это часть работы в АВА.

Какие могут аргументы у терапевта при отказе родителю в съемке?

Я ни разу не слышала за всю свою практику, чтобы терапевт отказывался быть в кадре. И если бы такое случилось, то у меня возникла бы масса вопросов.

Мы стали получать информацию из некоторых семей (в основном, в регионах), что АВА-сессии своих детей они не имеют право снимать.

Это очень странно. Я бы в ультимативном порядке ставила вопрос: либо запись, либо увольнение. Ибо это не вполне профессиональное поведение.

В России, особенно в регионах положение с АВА-терапией далеко от того, чтобы родитель мог ставить ультиматум. Несчастный родитель дорожит даже тем хаосом, который просто продается под раскрученным ярлыком «АВА-терапия».

Нет, это вопрос однозначный. Где у меня уверенность, что он там вообще АВА занимается, а не уголовно наказуемыми делами? Я — родитель — ответственное за ребенка лицо.

То есть, как единственное ответственное за ребенка лицо, родитель имеет право на любое наблюдение за ситуацией, где его ребенок на данный момент функционирует?

Да, конечно. Я, кажется, говорила, что у нас и в детских садах стали практиковать онлайн трансляции: родители в любой момент могут залогиниться и наблюдать за садом. Это для всех полезное занятие.

Как можно разрешить ситуацию, если родитель не хочет терять терапию, но желает ее наблюдать, оценивать и экспертировать?

Возможно, надо задействовать консультанта (супервизора), чтобы тот разобрался с терапевтом. Отношения между родителями и терапевтами тонкие, консультант должен разрулить ситуацию сам. Это его обязанность, в частности.

Анна, мы в России. Здесь консультант может быть не только не сертифицирован, но и неискушен в правилах АВА-сервиса, если в процессе постижения этой практики этим моментам не уделялось должного внимания.

Тогда необходимо пока самостоятельно разбираться. Слава Богу, на YouTube достаточно видеоинструкций. Разумеется, до тех пор, пока семья не найдет корректного и правомочного консультанта.

В YouTube все, в основном, на английском (из того, что действительно стоит брать за образец). Русскоязычный ассортимент пока очень невелик, либо малоубедителен. Не навредит это представлениям об АВА?

По-моему, лучше смотреть YouTube, чем иметь дело с этим запертым в комнате скрытным терапевтом.

Да, для ребенка это безопасней. Спасибо, Анна, за ответы.

Share to Facebook
Share to LiveJournal