07.09.13

Записки аутиста. Шесть принципов общения аутистов

Когда аутисты становятся друзьями, неписанные правила их общения могут отличаться от общепринятых

Автор: Джеймс Уильямс / James Williams
Источник: jamesmw.com

 

autiefriends

Лео и Зои, друзья-аутисты. Фото: thinkingautismguide.com

 

У аутистов, как правило, есть проблемы с общением в нормальных социальных ситуациях. Это побуждает родителей и специалистов думать, что они антисоциальны от природы. Тем не менее, когда аутисты могут общаться с другими аутистами, у них развивается сложный тип дружбы, которая основана на социальных правилах, характерных только для дружбы аутистов. Эти социальные правила необязательно являются правилами нейротипичных людей. В этой статье я рассказываю об общих принципах, которыми руководствуются при общении аутисты, и о том, как они способствуют развитию их отношений. Другие аутисты читали и подтверждали нижеизложенные правила.

Мнение о том, что аутисты от природы антисоциальны, появилось не на пустом месте. Большинство аутичных детей плохо переносят социальные ситуации и предпочитают одиночество. Некоторые осознанно отказываются следовать социальным правилам, так как не видят в них никакого смысла. Другие аутисты пытаются добиться признания окружающих, но неспособны понять правила большинства, а потому сталкиваются лишь с презрением и отвержением.

Причина социальных проблем аутиста не во врожденной антисоциальности. Аутисты социальны, но на свой собственный лад. Но их общение не соответствует норме, так что многие нейротипичные люди считают их странными.

Когда двое аутистов, которые хорошо подходят друг другу, общаются, то у них, как правило, есть несколько принципов для взаимодействия. Они могут показаться вам странными, но помните, что ваши ценности тоже могут казаться нам странными, когда мы пытаемся их понять и освоить.

Ключевые слова здесь «подходят друг другу». Не у всех аутистов есть общие интересы или схожее мировоззрение с другими аутистами. Некоторые совершенно несовместимы. Однако помните, что и многие нейротипики на дух не переносят других нейротипиков.

Несколько лет назад я был в летнем лагере для аутистов. В этом лагере был ребенок-аутист, он совсем не говорил и общался громкими криками, не умолкая ни днем, ни ночью. Из-за этого другие аутичные дети, особенно мальчики из его коттеджа, его избегали, так как они были слишком чувствительны к громким звукам. Они были в ужасе, и их нервная система не могла справиться с тем, что в любую секунду они могли услышать громкий детский крик, который их оглушал. У одного ребенка даже был нервный срыв из-за этого. Но этот ребенок не понимал, почему на него злятся, так как ему была незнакома чувствительность к громким звуками, и он был несовместим с остальными.

Многое из нижеперечисленного относится только к высокофункциональным аутистам. Низкофункциональные или невербальные аутисты, возможно, не поймут некоторые социальные принципы или не могут думать в терминах того, что чувствует другой человек (так называемая «модель психического»). Другие аутисты могут быть очень эгоистичными и сосредоточенными на себе, они игнорируют других людей, даже других аутистов. Эти люди не пытаются раздражать и отвергать окружающих преднамеренно. У них просто отсутствует осознание других людей.

Важно помнить, что когда аутисты впервые встречают других аутистов, они уже часто сталкивались с отвержением со стороны других людей. Они знают, что это такое, когда вас заставляют общаться с другими людьми, а у вас это совершенно не выходит. Так что когда аутисты общаются друг с другом, то они стараются ни к чему не принуждать и не отвергать друг друга, при условии, что они понимают концепцию принуждения и отвержения, даже если это не относится к ним самим. Они могут не навязывать друг другу никаких правил и принимать поведение друг друга безо всяких условий. Нейротипики могут увидеть в этом очередную странность аутистов, в то время как это лишь форма общения, основанная на универсальном уважении к другим, которое, предположительно, представляет такую же ценность и для нейротипиков.

Но каковы же неписанные, невербальные правила общения, с которыми согласится большинство высокофункциональных аутистов? Я полагаю, что эти правила следующие:

1. Важнее говорить правду, чем быть вежливым, если только человек специально не предупреждает, что его легко обидеть.

Если один аутист беспокоит другого аутиста, то как аутист будет реагировать? Не с помощью вежливости или молчания. Реакция аутиста — сообщить (вербально или невербально): «Послушай, ты меня беспокоишь, не делай так больше».

Если другой аутист может понять, что его друг раздражен, то он прекратит свое поведение. Его чувства при этом не пострадают от слов друга, в конце концов, друг имеет полное право попросить перестать его беспокоить. Точно так же, если аутист не хочет находиться рядом с другим аутистом, то он просто скажет: «Я не хочу быть с тобой». В обоих случаях ничьи чувства не пострадают. Правда лучше, чем вежливость.

Это не значит, что один ребенок-аутист обязательно перестанет беспокоить другого ребенка-аутиста. Аутичные дети могут быть неспособны понять, что они кого-то беспокоят, они могут не понимать, зачем им останавливаться, так что они продолжат донимать другого человека. Я раньше донимал многих людей, потому что я не осознавал, что беспокоил их, и не видел причин это прекращать. Но если аутиста кто-то донимает, то он не будет скрывать свои чувства от другого аутиста.

Почему аутист не может просто потерпеть нежелательное поведение со стороны своего друга? Потому что вежливость не так важна, как правда. В обычном мире аутисты часто страдают из-за того, что окружающие слишком «вежливые» и не говорят им, когда они совершают ошибку. Мне часто казалось, что я успешно общался с незнакомыми людьми, а потом родители наезжали на меня за то, как грубо и неуместно я себя вел. В ответ я возражал, что мне никто не сказал, что я веду себя грубо или неуместно, и каждый раз родители заявляли, что окружающие люди «были вежливыми», а потому молчали. И как это мне помогало? Правда была бы гораздо более полезной.

Кроме того, многие аутисты испытывают замешательство, сталкиваясь с противоречивой информацией об окружающем мире. Сначала им говорят, что они всегда должны говорить правду, а потом им говорят, что нужно скрывать правду, чтобы не задеть чьи-то чувства. Аутисту очень сложно такое понять. Для него, вы только что солгали, сообщив несовместимые сведения. Если верно первое, то другое должно быть ложным. Почему вы говорите, что нужно всегда говорить правду, если при определенных сценариях, вам не разрешается говорить правду? И что тогда является верным? Что правильно — говорить правду или быть вежливым?

Поэтому в отношениях между аутистами применяется только одно правило: правда приоритетнее вежливости. Если вам кто-то не нравится — так и скажите. Вы просто сообщите: «Ты мне не нравишься». Аутист будет часто спрашивать своего друга, не беспокоит ли он его, даже если это очевидно не так. И аутист ответит честно, потому что он понимает, отчего это его друг так переживает. С другой стороны, аутисты часто не обращают внимания на то, что беспокоит нейротипичных людей (и наоборот).

Конечно, существуют и исключения. У меня был друг, и я считал, что он очень уродливый, но поскольку у него была очень низкая самооценка, то я никогда об этом не упоминал, я выбирал вежливость, а не правду. Но я никогда не обманывал его, я просто не упоминал об этом.

2. Во время разговора можно перебивать или говорить как угодно долго.

В дружбе аутистов главную роль, как правило, играет общий интерес, который и цементирует эти отношения. Двое фанатов «Звездных войн» будут друзьями, потому что им нравятся «Звездные войны». Однако для них главное не повидаться с другим человеком, а поговорить про «Звездные войны». Обмен информацией важнее, чем вопрос о том, как и что конкретно было сказано.

При разговоре аутистов перебивание не является невежливым. На то есть несколько причин.

Во-первых, когда аутичный разум слышит информацию, то он обрабатывает ее с помощью ассоциаций. Очень часто аутист слышит предложение, а потом начинает думать о чем-то совершенно постороннем по отношению к разговору в целом, но связанном с этим конкретным предложением. Например, когда аутист слышит, как другому аутисту понравились польские сосиски, то он тут же думает о том, что его мать ездила в Польшу, и вот уже два аутиста говорят о Польше.

Однако для того, чтобы направить русло разговора на Польшу, аутист должен перебить другого. Почему? Потому что упоминание о Польше имеет смысл только после слов «польские сосиски». Если он будет ждать, пока собеседник завершит свою мысль, то мысли о поездке матери в Польшу окажутся совершенно бесполезными. Поэтому, если он перебивает, то собеседник его выслушает, а если нет, то у него не будет шанса высказаться.

Во-вторых, поскольку у аутистов есть нарушения обучения, включая плохую кратковременную память, плохое использование памяти и так далее, то они могут постараться выпалить пришедшую в голову идею как можно быстрее, пока они ее помнят, не дожидаясь своей очереди говорить. Идея может прийти и быстро исчезнуть, так и не вернувшись, что вызывает фрустрацию у аутиста. У других аутистов есть аналогичные проблемы, так что они не переживают, если их перебивают, чтобы поскорее сформулировать свою мысль.

В-третьих, у аутистов часто отсутствует способность понять, когда другой человек закончил говорить. Это становится проблемой, когда аутисты говорят с обычными людьми. Аутисты не знают, когда обычный человек действительно закончил речь, или же он просто переводит дыхание перед следующим предложением. А когда обычный человек на самом деле все сказал, аутист этого не понимает сразу, и когда, наконец, решает заговорить, то говорит уже кто-то другой. Так что в разговоре аутистов просто не существует такого понятия, как сказать все. Некоторые аутисты вообще будут говорить без остановки, пока их не перебьют. А когда вы их перебьете, то они будут вас слушать, но после того, как вы закончите, они вернутся к тому, на чем остановились ранее.

Многие аутисты имеют привычку говорить слишком много. Они не остановятся, если вы их не перебьете. Поэтому многие аутисты начинают перебивать друг друга, чтобы заставить другого человека замолчать, так как это единственный способ вставить хоть слово. Более того, некоторые аутисты неспособны остановится — они просто начинают говорить все, что в голову придет, так что, перебив их, вы сделаете им одолжение.

Иногда я не могу контролировать то, что говорю, и как только начну, то буду продолжать говорить бесконечно. Наш разум похож на поезда, которые следуют из одной точки в другую по заранее проложенному пути. Возможно, это одна из причин того, почему дети-аутисты так любят поезда.

Поскольку основное внимание в дружбе аутистов уделяется информации, а не другому человеку, собеседник обычно не обижается, что его перебили. Если он не договорил, то он так и скажет: «Я не договорил». Если другому человеку нужно высказаться, и он не может сдерживаться, то он просто должен подождать, а потом самому перебить собеседника. В конечном итоге, обмен информацией состоится, а в этом и есть смысл дружбы.

3. Всегда можно просто сказать «нет» вместо того, чтобы придумывать причину, по которой ты не можешь что-то делать с другом.

Если вы хотите, чтобы аутист поиграл с вами в настольную игру, а другой аутист этого не хочет, то он просто скажет «нет». Не все аутисты умеют принимать «нет» в качестве ответа, но, скорее всего, они скажут «нет», если им не хочется делать то, что вы предлагаете.

Аутистов часто заставляли делать что-то против их воли, так что они прекрасно понимают чувства другого аутиста, который не хочет в чем-то участвовать. Когда они сообщают о своем желании не участвовать в чем-то, то они не подводят своих друзей, так как знают, что друзья их поймут.

Аутиста обижает не то, что вы говорите, а то, что вы имеете в виду. Правда не обижает, а вот ложь и обман — да.

Когда ребенка-аутиста травят, то его чувства ранят, потому что обидчик специально старается их задеть и придумывает для этого хитрые уловки. Однако когда аутист говорит что-то негативное другому аутисту, то он не старается его травить, а просто сообщает правдивую информацию.

Однажды я ходил в кино с моей ровесницей в спектре аутизма. Она полностью отключилась во время фильма, и было очевидно, что ей не хочется там присутствовать.

Хотя я понимал, через что она прошла, моя мать решила, что будет невежливым, если я не позвоню ей и не попрошу ее снова сходить в кино. Когда я это сделал, то девушка сказала мне, что у нее есть планы на всю неделю, и она не может со мной увидеться. Когда позднее оказалось, что настоящая причина была в том, что ей не понравилось смотреть со мной кино, но она пыталась быть вежливой, я ужасно разозлился. Я почувствовал, что она меня предала, и мои чувства были задеты. Я был зол не из-за того, что она мне отказала, а потому что она солгала мне об этом. Если бы она была честна, то я бы не обиделся. И если бы я не подчинился своей матери и не позвонил бы той девушке, то я бы не оказался в ситуации, когда она была вынуждена мне лгать. Так что в этом случае два нормальных правила поведения — позвонить кому-то из вежливости, даже если тебе не хочется, и выдумать историю о том, почему ты не хочешь с кем-то увидеться — причинили вред нам обоим.

4. Информация не бывает плохой или хорошей, уместной или неуместной. Она просто существует.

У многих аутистов мышление имеет «фактическую» основу, как я это называю. Именно поэтому перебивания в отношениях аутистов не существует как явления, несмотря на то, что аутисты часто перебивают. Точно так же, обмен информацией ради обмена информацией может оскорбить нейротипичных людей, потому что аутисты часто приводят фактические данные, даже если они неуместны или смущают.

В одном фильме, который я видел, был мужчина по имени Эдгар, которого спросили, как семейная пара трагически погибла в автокатастрофе, и он ответил обыденным тоном: «Знаете, в Шотландии часто бывает сильный туман. Добавьте к этому дорогу с множеством поворотов, немного виски — в таком несчастном случае нет ничего удивительного».

Заявление Эдгара отличается полным отсутствием сострадания к погибшим людям. Однако вряд ли Эдгар действительно лишен чувств. Хотя в фильме не говорится, что Эдгар аутист, такое заявление вполне мог сделать аутичный человек, и он бы не увидел в этом ничего плохого. Почему? Потому что аутисты обычно думают в терминах фактической информации, свободной от эмоций.

Однажды я позвонил своей подруге-аутистке, и она сообщила мне, что у нее начались месячные. Мы оба знали, что обычно девушка не делится такой информацией с парнем, но мы также знали, что мы оба аутисты, и ей хотелось поделиться со мной информацией о себе. Я это понял. Для нас это был просто обмен информацией, и нас он никак не побеспокоил несмотря на деликатную тему. Некоторые (хотя и не все) аутисты, которых я знаю, спокойно делятся информацией о своих телах или о своем прошлом. В той ситуации я даже в шутку ответил: «Будь я еще большим аутистом, я бы посмотрел в календарь и сообщил бы тебе, в какой день недели у тебя начнутся следующие месячные».

Часто это не проблема, когда аутисты говорят друг с другом, потому то, о чем они говорят, свободно от таких чувств как смущение. Два ребенка-аутиста, обсуждающие поезда и различные направления железных дорог, например, чем красная линиям метро отличается от синей линии, обычно не говорят о том, что они чувствуют в отношении поездов, как и о том, какие чувства вызывают поезда. Важны не сами собеседники, а тот факт, что они оба увлечены поездами.

5. Часто главный фактор в отношениях — это наличие общих внутренних интересов, а не физические данные, привлекательность или пол.

Как-то мне сказали, что символ настоящего зануды — это пластиковый держатель для ручек и гелевые ручки в кармане рубашки. Мне кажется, что символ зануды — это сосредоточенность на внутренних интересах и равнодушие к внешности, как к своей, так и к внешности другого человека.

Это также особенность отношений аутистов. Очень часто аутистов не волнует внешность другого человека, но им важно, чем этот человек интересуется. Как говорилось выше, фанаты «Звездных войн» говорят о «Звездных войнах», им важны факты о фильмах, а не одежда или прическа собеседника.

Иногда это приводит к пренебрежительному отношению к своему внешнему виду. Многие аутисты не думают о том, как они выглядят. Ведь есть множество других вещей, о которых можно думать. Очень часто у аутистов нет представления об уродстве — для них другие люди не являются ни красивыми, ни безобразными. Они могут находить странным, например, что толстых людей дразнят и высмеивают.

Это заметно, когда аутисты поддерживают дружеские отношения, которые воспринимаются ими иначе, чем обществом. Например, общество, а под «обществом» я имею в виду других людей, иначе воспринимает дружбу мальчика и девочки или мужчины и женщины, чем дружбу двух мальчиков или двух девочек, двух мужчин или двух женщин. Например, моя мать говорила мне, когда я собирался в кино с девушкой-аутисткой, что я должен заплатить за оба билета. (По иронии, девушка с аутизмом об этом даже не догадывалась). Но, по ее словам, если я иду в кино с другим парнем, то мы должны платить каждый за свой билет.

Когда аутист встречает кого-то со схожими интересами, то очень часто неважно, мальчик это или девочка, высокий он или низкий, молодой или старый, живет ли он в той же комнате или в другой стране. Важно то, что это его друг — человек, с которым приятно разговаривать и проводить время. Разве это не подлинное определение дружбы?

В наши дни, благодаря Интернету, аутисты способны найти глубокие и удовлетворительные дружеские отношения с людьми, которых они даже никогда не встречали, и с которыми они общаются только в чатах, по электронной почте или просто по телефону. Иногда такая дружба идеальна для многих людей с аутизмом, так как она сосредоточена только на информации, а не на физическом присутствии другого человека.

6. Из всех социальных правил есть исключения. На самом деле, даже перечисленные здесь социальные правила не всегда соблюдаются.

Как поется в песне «Обычные люди»: «Каждому свое». Хотя в этой статье я говорил об аутизме в целом, аутизм — это очень разнообразное расстройство. Обычные правила общения многогранны, и то же самое относится и к правилам аутистов. Это относится к обеим сторонам. Данная статья не задумывалась как руководство для нейротипичных людей, которое поможет им общаться с аутистами. Перечисленные здесь советы вам не помогут. Это лишь поможет понять некоторых аутистов, в первую очередь меня самого и то, как я воспринимаю общение. Тем не менее, все аутисты разные.

Например, некоторые аутисты вступают в брак и способны на постоянные отношения с мужем или женой. Стивен Шор, лектор-аутист, женат. Лиан Холлидей Уиллей, автор автобиографии про аутизм, замужем. И многие аутисты ведут себя друг с другом вежливо, даже если это значит сокрытие правды, потому что они считают, что важно быть вежливыми, чтобы не ранить чужие чувства.

Так что решение проблемы отсутствия друзей в том, чтобы понять, что «отсутствие друзей» не обязательно является проблемой, если только человеку не нужны другие люди для полноценной жизни. В этом случае родители и специалисты должны обеспечить аутистов возможностями для общения с другими аутистами, и им следует признать, что у аутистов могут быть свои социальные правила, даже если они кажутся вам странными или смущают вас, для них они являются нормой.

И как только будет достигнуто взаимопонимание, мы все — обычные и аутичные люди всего мира — сможем лучше понять разум друг друга.

Share to Facebook
Share to LiveJournal