21.10.12

Записки аутиста. Джон Элдер Робисон

Писатель-аутист о том, как отличать настоящие эмоции от фальшивых и как бороться со страхом

Автор: Джон Элдер Робисон/ John Elder Robison
Перевод: Елизавета Морозова
Источник: Psychologytoday.com

Моя подруга и коллега Темпл Грандин недавно сказала мне одну вещь, которая заставила меня задуматься. Она сказала: «Основная эмоция, которую испытывают аутичные люди – это страх». Темпл продолжила, объясняя, что страх является предпосылкой многих других чувств аутичных людей: тревожности, ярости, даже депрессии. Если судить по моей собственной жизни, то она совершенно права. Я хочу попробовать разобраться, в чем причина.

В статье «Смысл улыбки» я писал о собственной уязвимости перед неискренними людьми. Как и большинству людей с аутизмом, мне очень трудно понять, кто является искренним, а кто нет. Я могу смотреть на другого человека, могу распознать его выражения лица, но я не «разделяю его чувств», как это делают нейротипики (люди без аутизма). Многие ученые считают, что эта проблема связана с тем, что у аутичных людей слабые зеркальные нейроны. Однако какой бы ни была причина, это очень важный элемент, который проявляется в самых неподходящих ситуациях.

Ранее я писал, что не способен отличать настоящие эмоции от фальшивых, если речь идет о выражениях лица. Звучит так, как будто я легкая добыча для эмоциональных стервятников, и, возможно, так и есть. Тем не менее, гораздо проблематичнее то, что поскольку я не могу «почувствовать» другого человека, когда я смотрю на него, я прихожу к неверным выводам о его желаниях или намерениях, что временами приводит к серьезным неприятностям. Люди, о которых я сужу неверно, обычно не являются плохими и не пытаются навредить мне. Это просто люди, они живут своей жизнью, а у меня неприятности, потому что я неверно интерпретирую их поведение.

Я проецирую свои собственные надежды или желания, даже если они не имеют ни малейшего отношения к тому, что думает другой человек. Я хочу чего-то, я смотрю на другого человека и говорю себе: «Он тоже должен этого хотеть», даже если его лицо говорит: «Да ни за что!» Иногда результат получается комичным. В других случаях весьма унизительным или обидным как для меня, так и для окружающих. Временами это связано с реальным вредом.

Аутичные люди часто рассказывают, как их травили или эксплуатировали. Я считаю, что одна из основных причин этого – эмоциональная слепота. Во многих случаях мы подвергаем себя риску, потому что неверно интерпретируем и, как следствие, неверно действуем.

Так каков же итог? Как и многие другие люди с аутизмом, в итоге я постоянно боюсь и испытываю сильную тревожность каждый раз, когда мне приходится иметь дело с новыми людьми или непривычными ситуациями. Я знаю, что такую же тревожность испытывает бесчисленное множество других людей спектра. Я хорошо это скрываю, но страх и тревожность всегда со мной.

Однако страх не управляет мною. Я достиг определенных успехов в некоторых сферах жизни. Как я это делаю? Я много об этом думал в надежде, что эти советы помогут другим избежать бремени страха и тревожности.

Во-первых, я очень внимательно слежу за действиями других людей. Моя слабость – это невербальные сигналы, но слух у меня отличный. Соответственно, я склонен придавать больше значения словам, а не действиям. Тем не менее, поговорка о том, что дело громче слов, совершенно верна. Я приучил себя к тому, чтобы пристально следить за действиями и сравнивать эти наблюдения со словами. Любое несоответствие между ними, либо между действиями и моими целями или желаниями – это причина для беспокойства.

Во-вторых, я приучил себя как можно чаще спрашивать других людей, что они чувствуют и чего они хотят. Это не защищает от преднамеренного обмана, но, как я уже говорил, большинство моих проблем являются результатом невинного непонимания, а не осознанной лжи.

Когда я спрашиваю других людей, что они чувствуют или хотят, а также сообщаю о своих собственных желаниях устно, то я увеличиваю шансы на то, что другие заметят несоответствие между нами и захотят его обсудить.

В-третьих, я освоил премудрость жизни настоящим моментом и релаксации с помощью медитации. У меня все это не слишком хорошо получается, но я знаю тех, кому это удается, и я вижу, насколько это полезные навыки.

В-четвертых, мне пришлось научиться анализировать, прежде чем действовать, и заниматься аэробными физическими упражнениями во время этого анализа. Похоже, что сильная физическая нагрузка замедляет или прекращает мой внутренний диалог, позволяет мне принимать эмоциональные решения на свежую голову. Это, вместе с привычкой всегда брать дополнительное время на раздумья, приводит к лучшим решениям.

Также вероятно, что учащенное сердцебиение и, как следствие, прилив кислорода к мозгу улучшает мои психические способности.

Наконец, если все это не помогает, то всегда остаются препараты против тревожности или даже антидепрессанты. Я предпочитаю избегать лекарств, но бывает так, что ничего не помогает, и я знаю людей, которые не смогли бы функционировать без препаратов.

Я предлагаю эти идеи аутичным людям, но, насколько я знаю, эти же рекомендации могут помочь кому угодно. В конце концов, любой человек без телепатических способностей может быть слеп к сигналам других людей, все дело лишь в степени. А большинство людей не являются телепатами.

Share to Facebook
Share to LiveJournal