16.04.16

Новости Фонда: В рамках ММСО прошла панельная дискуссия «Будущее школьного образования детей с аутизмом»

В ней приняли участие представители департаментов образования, педагоги и родители

 

sharik01

 

Основные темы панели касались модели «Ресурный класс»: организации и метода работы, критериев ее эффективности, а также участия родителей.

Докладчиками были Авдотья Смирнова («Выход»), Олег Мосолов (Департамент образования Правительства Воронежской области), Любовь Олтаржевская (Департамент образования г. Москвы), Игорь Пыканов (директор московского образовательного комплекса № 285, организовавший в нем ресурсные классы), Анастасия Козорез (Московский государственный психолого-педагогический университет) и Анна Соловьева (АНО «Инклюзивная молекула»). Модерировал встречу профессор НИУ-ВШЭ и телеведущий Александр Архангельский.

Первой слово взяла Авдотья Смирнова, которая призналась, что со всеми участниками панели отношения у фонда сначала складывались непросто. «Мы прошли взаимное недовольство, конфликты и даже скандалы, зато теперь я могу сказать, что мы – заодно и мы – команда», – сказала она.

Затем каждый из выступающих рассказал о своем опыте в области инклюзивного образования детей с РАС. Олег Мосолов говорил о финансировании проекта из бюджета области и о подготовке специалистов по прикладному анализу поведения, которая ведется на базе Воронежского института развития образования («Занимаемся импортозамещением» – пошутил он. «Или импортосовмещением», – подхватил Архангельский). По словам Мосолова, планируется создание новых ресурсных классов и детсадовских групп – теперь уже в районах Воронежской области.

Любовь Олтаржевская рассказала о деятельности возглавляемого ею московского Городского психолого-педагогического центра, на базе которого могут обучаться специалисты, а также – о функциях мониторинга и сопровождения работы ресурсных классов. Она добавила, что в ряде детских садов, находящихся в ведомстве ГППЦ, будут создаваться ресурсные группы.

Игорь Пыканов весьма живо поведал о том, как незадолго до начала учебного 2015-2016 года к нему пришли родители детей с РАС, для которых требовались специальные образовательные условия: «Родители не сомневались, что им откажут, поэтому у них на лицах было написано: бьемся до последнего! Но я сказал, что по Закону об образовании они имеют право привести своих детей в общеобразовательную школу, а школа обязана сделать все необходимое, чтобы их принять. Они прямо удивились, что я согласился вот так сразу, без боя».

Анастасия Козорез кратко изложила суть прикладного анализа поведения (хотя призналась, что могла бы «говорить о нем бесконечно») и подчеркнула, что это – единственная на сегодняшний день практика работы с РАС, эффективность которой научно доказана. ПАП предполагает максимально индивидуализированный подход к учащимся, потому что каждый ребенок в спектре аутизма обладает своими способностями, особенностями и дефицитами. Ведущий спросил ее, какова роль родителей в этой работе, и Козорез сказала, что без их участия «80% метода пропало бы впустую».

Анна Соловьева искренне и трогательно поделилась тем, как важна для нее и для ее ребенка возможность ходить в общеобразовательную школу: «Когда выяснилось, что у моего сына РАС, мне со всех сторон стали говорить, что он никогда не сможет учиться вместе со всеми. А теперь он выходит в инклюзию в регулярный класс, сидит на уроке, слушает учителя, а я испытываю огромную гордость за Андрея и бесконечно благодарна всем, благодаря кому это стало возможно».

Начались вопросы из зала (все места были заняты, люди стояли даже за дверями и в проходах). Спросили про новые СанПиНы, в соответствии с которыми в классе, где учится один ребенок с РАС, может быть не более 20 обычных учеников, а если двое – то не более 15. Любовь Олтаржевская признала, что здесь, действительно, есть некоторая сложность, но сказала, что конечное решение о количестве детей с аутизмом в классе принимает директор. «А если он откажет, то куда обращаться?» – настаивали из зала. «В управляющий совет школы, – сказал Пыканов. – Если он примет решение в вашу пользу, директор обязан будет подчиниться».

На панели присутствовал представитель родительской общественности из г. Коломны. Там добились открытия ресурсного класса, и сначала все было хорошо, но потом «чиновники перестали прислушиваться». «Ну как заставить их услышать нас?!» – эмоционально спрашивал он у Мосолова. «Во-первых, необходима крепкая и сплоченная родительская организация, – отвечал Мосолов. – Во-вторых, надо приходить с конструктивными предложениями, а не требовать всего и сразу. Наконец, следует научиться слушать и слышать, что вам отвечают. Возможно, на первом шаге все не получится именно так, как вы хотели, но со временем выстроится рабочая модель». «Извините, что я вам несколько философски отвечаю, но я ведь сам – чиновник», – добавил Олег Николаевич, и в зале зааплодировали.

Прозвучал и непростой вопрос про сопровождение учеников с глубокими формами аутизма. Специальные образовательные условия для них предполагают схему «один ребенок – один тьютор», тогда как высокофункциональным детям может быть достаточно одного тьютора на несколько человек. На это руководитель ЦПМПК г. Москвы Ольга Дониченко (она присутствовала в зале, но потом присоединилась к выступающим) сказала, что в этом случае первично заключение психо-медико-педагогической комиссии. Если в нем написано, что ребенку необходим индивидуальный сопровождающий, школа не в праве ему отказать. Эти слова подтвердил и Игорь Пыканов.

Завершая панель, Александр Архангельский сказал о гуманизации общества: «Мы видим, что на инклюзию возникает общественный запрос, она превращается в важное для всех дело. Появление ресурсных классов и в Москве, и в регионах – важное тому свидетельство».

Вы можете поддержать людей с аутизмом в России и внести свой вклад в работу Фонда, нажав на кнопку «Помочь».

Share to Facebook
Share to LiveJournal