17.05.16

Новости Фонда: В Костроме родители пытаются открыть ресурсный класс

На встрече с представителями фонда «Выход» они рассказали о своих трудностях

full-2ad6f5dd6c9fa4264694c7de0a79526b

Анна Добрецова, президент костромского фонда «Открыть мир», рассказала, что еще в прошлом году она вместе с группой родителей написала письмо в Управление образования с запросом о создании рабочей группы по внедрению модели ресурсного класса. Предварительно Добрецова и инициативная группа родителей детей с РАС побывали в Москве в школе № 1321, в воронежских ресурсных классах и группах, а также поговорили с представителями Воронежского института развития образования, где занимаются подготовкой специалистов. «Прежде, чем обращаться в Управление образования, мы постарались изучить весь имеющийся на сегодняшний день опыт по созданию РК», – говорит Анна. По ее словам, рабочая группа была создана, но «только на бумаге».

Инклюзия по рекомендации

В результате сложилась следующая ситуация. Есть пятеро детей, родители которых хотели бы выбрать для них образование по модели ресурсного класса. В общеобразовательной школе № 5 предполагается открыть такой класс, но не на пять, а на 10 человек с разными нозологиями, из которых лишь двое – с диагнозом РАС и с рекомендованной ПМПК программой 8.2. Он должен функционировать автономно, то есть, без выхода детей в регулярный класс. Остальным же троим детям (с рекомендованными программами 8.3 и 8.4) была предложена коррекционная школа №3, где, по словам заместителя главы администрации г. Костромы Аурики Дроздник, «они будут обучаться в специальных условиях, которые созданы в соответствии с теми рекомендациями, которые даны психолого-медико-педагогической комиссией».

«Мы не понимаем, как будет обеспечено право детей на инклюзивное образование, если класс – коррекционный, и нет никакого механизма, который позволит детям выходить на уроки в регулярные классы, если они способны брать программу этих классов по отдельным предметам», – говорит Добрецова. Со своей стороны, Дроздник считает, что выход ребенка в регулярный класс осуществляется только по рекомендации ПМПК и в зависимости от образовательной программы. «Включение в среду сверстников детей с РАС предполагает 4 варианта образовательных программ, основанных на особенностях каждого конкретного ребенка и закрепленных в заключениях ПМПК. В условиях массовой общеобразовательной школы возможно включение ребенка с РАС в обычный класс только при наличии заключения психолого-медико-педагогической комиссии об обучении по варианту образовательной программы 8.1.», – считает Дроздник.

Отдельный вопрос – как обеспечивать тьюторами класс из 10 человек. В настоящий момент в Костроме на средства, собранные с помощью краудфандинговой кампании, которую провел фонд «Открыть мир», обучаются 5 тьюторов. Но их может оказаться недостаточно. «Если в классе 10 человек, то почему только двое из них должны иметь сопровождающих? Считается, что у остальных детей РАС нет, но кто может гарантировать, что эти дети могут обучаться без сопровождения?»

Привычные методы

16 мая прошла встреча представителей родительского актива с Аурикой Дроздник, на которой представитель администрации предложила новый вариант: одного ребенка определить в коррекционную школу, двоих в коррекционный автономный класс общеобразовательной школы, а еще двоим, которым пока только по семь лет, год подождать и «заняться подготовкой к школе». Управление образования считает, что ресурсный на пять человек с РАС, которого добиваются родители, невозможен из-за разницы в программах: «Родители хотят обучать детей в одном классе, но ребята имеют различные медицинские диагнозы, а как следствие, им рекомендованы разные варианты образовательных программ. С 1 сентября в школе, где создаются условия для обучения детей с РАС, скомплектованы два первых общеобразовательных класса наполняемостью по 25 человек каждый и один класс на 12 человек для детей, которым рекомендована образовательная программа по варианту 8.2.»

«По сути, управление образования предлагает нам другие, более привычные для себя варианты – коррекционное и надомное обучение, а инклюзия остается лишь на словах», – заключает Добрецова.

«Скорее всего, в Управлении образования Костромы пока нет зрелого понимания о том, что ресурсный класс – это не коррекционный автономный класс, а тот же 1 «А» или 1 «Б», что и у остальных детей, но с отдельным помещением, где ребята, которые в этом нуждаются, восстанавливают свой ресурс, получают помощь специалистов и по мере готовности начинают выходить на занятия в регулярный класс, совершенно независимо от программы, которая им рекомендована. Конечно, это пока новая модель и, чтобы объяснить принцип ее работы, необходимо постоянное информирование», – говорит попечитель фонда «Выход» Ирина Меглинская. Она добавляет также, что Фонд готов консультировать костромских родителей и оказывать им поддержку. При этом Меглинская добавила, что «Выход» продолжает получать запросы на поддержку ресурсных классов в регионах и что это востребованность этой модели растет.

Петиция

Василина Любарова, мама 8-летнего Марка, который в сентябре должен идти в школу, написала открытое письмо «Создайте ресурсный класс для детей с аутизмом в Костроме» на имя заместителя главы администрации г. Костромы А.В. Дроздник, директора департамента образования и науки Костромской области Т.Е. Быстряковой, губернатора Костромской области С.К. Ситникова и министра образования и науки РФ Д.В. Ливанова. В нем она рассказывает, что ее сыну посчастливилось ходить в детский сад в условиях полной инклюзии. Он был в обычной группе, вместе с другими детьми, и это очень хорошо сказалось на его социальных навыках. Однако, если посадить его в коррекционный класс, то все достигнутые успехи уйдут в никуда. «Управление образования предоставляет лишь 2 места в общеобразовательной школе на общих основаниях, вместо 5 мест в рамках модели РК.», – пишет Любарова и добавляет: «Если в Костроме будет создан ресурсный класс, наши особенные дети смогут уверенно, мягко и постепенно стать полноценными членами школьного сообщества, а далее и успешными членами общества».

Петиция на момент написания этой статьи набрала более 90 тыс. подписей, их число растет. Василина говорит, что это очень воодушевляет и ее, и других родителей, однако само по себе письмо бессильно: «Оно нужно для поддержания морального духа, но убедить с его помощью Управление образования вряд ли получится. Нам нужно продвигаться на более высокий уровень, проводить большую информационную кампанию», – уверена она.

Share to Facebook
Share to LiveJournal