08.03.16

«Поздравляем с Восьмого марта, желаем, чтобы мы чему-нибудь научились!»

Дети с РАС из класса в школе 198 поздравляют учительниц с 8 марта

Автор: Мария Божович

 

school198

 

В последнюю пятницу перед праздниками в школе 198 уроки еще идут, но атмосфера уже нерабочая. В гардеробе на большой перемене гремит музыка. Ученицы на каблуках и при макияже и ученики в белых рубашках столпились вокруг одноклассника с лэптопом, который завис над плейлистом. В 13.00 в актовом зале ожидается концерт, до него остается еще два урока, и надо как-то скоротать время. В 8 «Е», где учатся 5 человек с легкой формой РАС, занятия тоже идут не в полную силу. Сегодня пришло только трое — Гоша, Костя и Лерик. Им явно хочется, чтобы поскорее прозвенел звонок с математики, он-таки звенит, и все радостно вскакивают c мест.

Класс для детей с РАС был создан в школе № 198 четыре года назад. Он работает не по инклюзивной, а по интеграционной системе, т.е. дети с РАС общаются со сверстниками в основном на переменах и общешкольных мероприятиях. По алгебре, например, ребята отстают примерно на год, хотя уже берут темы и за 8 класс, а английский они вообще начинали с нуля, поэтому у них идет лишь четвертый год обучения.

Ребята работают за партами, но в просторном классе есть выделенная зона с диваном и креслами. На вешалке торчит ярко-красный гусарский кивер, оставшийся от школьного спектакля, в котором Костя был Денисом Давыдовым. Еще здесь стоит синтезатор, и Гоша начинает одним пальцем наигрывать «Клен ты мой опавший». Этот мальчик — явный гуманитарий, о литературе судит точно и глубоко. Любит комедию «Ревизор» («в ней несоответствия, поэтому она смешная»), «Капитанскую дочку» («за честность»), а больше всего — стихи, которые с удовольствием читает наизусть. Называя имена Пушкина, Гоголя, Есенина, он всякий раз строго уточняет: «Знаете такого?». Впрочем, по словам математика и физика Владимира Алексеевича Зленко, с которым мы разговариваем на перемене, в 8 «Е» все ученики любят гуманитарные предметы.

— Литература, русский — это для них продолжение жизни, – объясняет Зленко. — Все вокруг общаются, разговаривают, поэтому гуманитарная область — что-то близкое. Гоша любит музыку, Лерик рисует, Костя пьесы пишет. А вот математика — пока не ясно про что. Они не понимают, на что им эти дроби.

— А на что им дроби?

— Они мне однажды сами задали этот вопрос и сами же на него ответили: математика нужна, чтобы научиться самостоятельно жить.

Начинается урок английского, и становится ясно, что имел в виду Владимир Алексеевич. На английском все работают сосредоточенно и увлеченно. Названия месяцев, сравнительные степени прилагательных и перевод текста идут как по маслу. Не мешает даже то, что в класс без конца кто-то врывается с цветами и конфетами. За урок 8 «Е» получает пятерки. Гоша запевает: When Israel was in Egypts’s land. Костя и Лерик подхватывают: Let my people go — и в эту минуту раздается звонок на перемену.

Лаура Владимировна Щетинина работает с 8 «Е» четвертый год.

— Они раскованные, не боятся иностранного языка, а ведь ни одной буквы по-английски не знали, — говорит она. — Когда класс сформировали, нас собирали перед началом занятий и предупреждали, что дети — особенные, что мы с такими никогда не работали. Поначалу я боялась кого-то обидеть, старалась не говорить громко, чтобы им было комфортно. Но оказалось, что с ними легко и очень радостно. Скучно будет без них, когда они закончат школу.

Щетинина говорит, что, когда она в 80-е годы училась в педагогическом вузе, у них и близко не было никаких курсов, которые помогли бы работать с такими детьми. «Считалось, что в стране все здоровые — нет ни ДЦП, ни ментальных особенностей. Слава Богу сейчас это меняется, приходит понимание, что все люди разные и учить их надо по-разному, — говорит она, — поэтому в педвузах у студентов должны быть и спецкурсы, и практика, чтобы был навык работы с такими детьми».

Наступает очередь 8 «Е» поздравлять учителей. Трое учеников и их тьютор Влада берут крокусы в горшочках и заходят в разные кабинеты. Улыбчивый Костя — тамада — проявляет находчивость. Начинает он одинаково («Поздравляем с восьмого марта»), но дальше кому-то желает счастья, кому-то долгих лет, а кому-то — вечной жизни. «Поздравляем с Восьмого марта, желаем, чтобы мы чему-нибудь научились!» — говорит он учительнице по русскому языку, и та смеется.

— Твой любимый предмет — русский? — спрашиваю я.

— Нет, — неожиданно отвечает Костя, — химия.

— Мне химия никогда не давалась.

— Ну а нам — легко, — смеется он и хлопает по плечу Лерика, который в это время внимательно рассматривает портреты ветеранов на стене.

В актовом зале, где собралась вся школа, духота и толчея. Сначала второклашки читают стихи про «праздник бабушек и мам», девочки постарше представляют танцевальную композицию, старшеклассники устраивают нечто вроде КВНа. 8 «Е» вместе с тьютором заняли места во втором ряду. Как только Костя выходит на сцену, Лерик и Гоша, до сих пор сидевшие с безучастным видом, оживляются и начинают неистово хлопать. На экране появляется фотография блондинки с перекошенной физиономией и высунутым языком. По условиям конкурса нужно придумать смешной комментарий. Участники предлагают варианты от «муж не дал денег на шоппинг» до «напилась и буянит». Костя молчит, Лерик из зала поднимает руку. К нему подходит ведущий с микрофоном: «Что ты видишь на экране?»

— «Страшную рожу», — честно сообщает Лерик, и это, наверное, самый адекватный ответ.

— А придете как-нибудь к нам на концерт? — вдруг спрашивает меня Гоша. — Мы будем петь по-английски. Битлз. Знаете таких?

Я, конечно, знаю и обязательно приду.

Татьяна Юдина, мама Гоши: «Наши дети меняют мир»

Начальная

В первый класс мы пошли в обычную районную школу, хотя знали, что трудности будут. Проблема тех, кого условно называют высокофункциональными аутистами, в их «пограничности» – в том, что никогда заранее не знаешь, как ребенок себя поведет. Поэтому я пришла к учителям и сразу предупредила их, что мой сын может показаться странным, пусть их это не пугает, он очень-очень хороший. Потом мы пришли вместе с моим голубоглазым светловолосым мальчиком, который прекрасно отвечал на вопросы и всех очаровал. Учителя подумали, что не с ребенком, а с мамой, наверное, что-то не то. Бывает. И взяли Гошу в первый класс. Ну а там началось. Например, вызвали в школу и сказали, что он лазает по чужим шкафчикам. Я очень удивилась. Стала разбираться – и выяснилось, что он не различает детей в лицо и по именам, но помнит, у кого какой шкафчик и открывает дверцу с нужным номером, просто чтобы выяснить, как ребенка зовут. И много было ситуаций такого рода. Он отвлекался, не мог работать в том же темпе, что остальные дети, а когда уставал, забирался под парту и громко визжал. Словом, Гоша «не умещался» в обычной начальной школе, мы поменяли их несколько и очень намучились. Прижиться ему нигде так и не удалось.

Средняя

Стали думать, куда дальше, и выяснилось, что среднего школьного звена для таких, как мы, вообще нет. Нам предлагали индивидуальное надомное обучение, говорили, что Гоша отлично берет программу. Но я не хотела, чтобы мой ребенок решал задачи по математике и при этом не имел друзей. Мы обратились за советом к директору Центра лечебной педагогики, Анне Львовне Битовой. Она сказала, что есть еще родители таких же, как Гоша, «пограничных» детей, которые находятся на развилке: им не показана школа 8 вида, но и в общеобразовательной школе они учиться не могут. Нас набралось 10 человек, но только половина решилась участвовать в проекте.

Школа №198

В 2012 году мы обратились с запросом в Департамент образования, чтобы нам нашли школу, где будет создан отдельный класс для детей с РАС. Сначала там очень удивились, считалось, что в началке все аутисты должны социализироваться. А потом стали уговаривать нас устроить всех по месту жительства. Но мы уже поняли, что нам надо держаться вместе. В итоге нас направили в Юго-западное окружное управление образования, а там уже порекомендовали 198-ю. И тут все звезды счастливо сошлись. Директор, Галина Васильевна Милосердова, как раз только что вернулась из поездки по Германии, где ей показывали, как работают школы для детей с РАС, и она очень прониклась этой идеей. Решили создавать пилотный проект со специальными образовательными условиями. Например, с поддержкой тьюторов, которая необходима детям. На сегодняшний день основная головная боль для нас – это экзамены после 9 класса. Во-первых, наши дети будут испытывать страх в другой школе, им нужно сдавать в своих стенах. Во-вторых, тут нужен особый поход с учетом их особенностей. Например, изложение им написать будет крайне сложно, а с диктантом, наоборот, они прекрасно справятся. Говорят, что, если взять направления от ПМПК, нам могут позволить сдавать экзамены в своей школе и по специальной программе.

Инклюзия

Пусть это немного высокопарно звучит, но наши дети действительно меняют мир. Когда мы в самом начале заикнулись о том, что они могли бы ходить на уроки в параллельные классы, нам категорически отказали. «А вдруг он начнет трясти головой, руками размахивать – что тогда делать?» – говорили учителя. Но вот прошло время, и учителя сами стали предлагать, чтобы наши ребята выходили на общие уроки. Гоша, например, уже ходит на биологию. Конечно, здесь пока не системное решение, оно никак не оформлено административно, да и организационных сложностей, связанных с расписанием, множество. И, тем не менее, именно это, на мой взгляд, и есть инклюзия. Когда учителям не спускают указание сверху, а они сами «дозревают» до того, чтоб позвать наших детей на общие уроки и мероприятия. Первой инициативу проявила наша классная руководительница, учитель биологии Эмма Филипповна Балобанова. Она пригласила ребят на экскурсию вместе с параллельным классом и задала всем написать отзывы. Наш 8 «Е» защищал свои проекты вместе с другими, и это был хороший опыт. Недавно Эмма Филипповна предложила ввести у нас урок танцев, и спросила у девочек из параллели, хотят ли они выбрать себе партнера в 8 «Е». И представьте себе, наших мальчишек быстро разобрали!

Смеются как над равным

Во время праздника, посвященного войне 1812 года, Гоша должен был читать стихотворение. Он его выучил, но не успел «обкатать», потому что болел бронхитом. И вот он приходит на концерт, поднимается на сцену и говорит — я буду читать по листочку. Потом передумал и говорит — нет, не нужен мне листочек. Потом еще подумал — и все-таки для верности взял листочек, но в итоге все прочел по памяти. После выступления ребята-десятиклассники над ним очень смеялись: «Вот чудик-то!» И вы знаете, меня очень порадовал этот смех. В нем не было ни пренебрежения, ни издевки, они смеялись, но как над равным, над одним из своих. Наших детей приняли, и это самое главное. Самый грустный день для Гоши — это день, когда он болеет и не идет в школу.

Анна Соловьева, директор АНО «Инклюзивная молекула» и мама первоклассника с РАС:

«Понятие «расстройство аутистического спектра» означает разную степень тяжести нарушений и позволяет условно делить людей с аутизмом на высокофункциональных и низкофункциональных. Мы часто сталкиваемся с проблемой, когда у низкофункционирующих детей не замечаем их сильные стороны, а у высокофункционирующих – их трудности. Нередко именно «лёгких» детей с РАС ошибочно считают избалованными, капризными и ленивыми, забывая о том, что во многих сферах жизни им приходится прилагать гигантские усилия, чтобы казаться «почти нормой». Мы очень рады, что школа 198 является участником проекта “Инклюзивная молекула”, который реализует Департамент образования г. Москвы при поддержке Фонда «Выход», и надеемся, что со временем в нашей педагогике появятся методы и технологии, позволяющие всем детям с РАС без исключения ходить в школу и расти среди сверстников».

Вы можете поддержать людей с аутизмом в России и внести свой вклад в работу Фонда, нажав на кнопку «Помочь».

Share to Facebook
Share to LiveJournal