27.04.13

Личный опыт. О любви к желудям

Личная история про особенность многих аутистов - очень сильный, специфический интерес к одному предмету или теме

Автор: Эмили Уиллингэм / Emily Willingham
Перевод: Елизавета Морозова
Источник: Family Circle

 

acorns

 

Возможно, вы слышали или где-то читали, что аутисты часто имеют навязчивые интересы. В те времена, когда моему старшему сыну, Тиэйчу, поставили диагноз «аутизм», врачи называли их «унифокальными навязчивостями». Эти интересы отличаются тем, что ребенок сосредотачивает на них все свое внимание, и очень часто они необычны для данного возраста или стадии развития ребенка, либо же они просто очень странные. Авторы книг или телепередач часто приводят примеры таких непоколебимых интересов. Традиционно в первую очередь говорят о любви к поездам или динозаврам. Забавно, что если вы одержимы такими предметами в детстве, то это считается странным. Когда вы делаете это во взрослом возрасте, то вас называют «профессором».

Однако такие списки не отражают невероятного разнообразия интересов аутистов. На своей странице Facebook я провела опрос среди аутистов и родителей детей с аутизмом, просто чтобы получить примеры таких интересов для этой статьи. Среди прочих ответов были: кулинария, каталоги, детская передача «Синие следы», гимнастика, Devo (да, группа), Марио, президенты США, насекомые, LEGO, Майнкрафт, головоломки, музыка, антикварные хирургические инструменты, карты, старые барабанные установки, астрономия, лифты, медицинские рецепты, медицинское оборудование и морские черепахи.

В нашем случае главное и постоянное увлечение нашего сына — это желуди. Он практически человеческое воплощение белки из фильмов про «Ледниковый период». Как и белка, он считает, что рай должен быть полностью покрыт и набит желудями. С самого раннего детства он обожал эти маленькие плоды дуба, и до сих пор он кричит «желуди!!!» с таким же энтузиазмом, который остальные дети приберегают для ларька с мороженым.

Другой «стереотип аутизма» — это клише насчет того, что как только вы позволите аутисту говорить о своем любимом предмете или интересе, то он, как истинный аутист, не прекратит болтать на эту тему. С нашим сыном и желудями такого не происходит. Возможно, наш сын и знает латинское название для дуба, но я в этом не уверена, потому что он вовсе не говорит о дубах, если даже кто-то упомянет желуди. (Хорошо, я только что его спросила, и он знает латинское название. Это Quercus. Он знает довольно много названий для разных дубов, особенно крупноплодного дуба, на котором растут желуди с мячик для пинг-понга, с огромными шершавыми шляпками, похожими на черепичную крышу. Даже если вы не большой поклонник желудей, подобный желудь произведет на вас впечатление.)

Однако интерес моего сына не столько академический, сколько визуальный и ознакомительный. Он может разглядывать один желудь очень долго. Один-единственный желудь. Он дает им имена. В последний раз это было имя «Эдвард». Мы не знаем никого по имени Эдвард, не считая этого желудя, конечно. Он спит с ними. Он просит их в подарок на Рождество. Если у него есть возможность, он собирает десятки желудей, выкладывает из них сложные и замысловатые узоры на полу или на земле, после чего просит запечатлеть их на фотографиях.

Желуди стали постоянными спутниками нашей жизни — они под ногами, в стиральной машине, в щелях нашей машины (берегитесь дубовой плесени, до сих пор пытаюсь ее вывести) и под матрасами. У нас есть книги о желудях и праздничные украшения с желудями.

Желуди облегчают социальную тревожность нашего сына, с ними он в состоянии зайти в класс, и они же служат ему наградой за хорошо сделанную работу. Как и та белка, он счастливее всего рядом с этими древесными орешками, а когда он счастлив, то счастливы и мы.

Можно ли назвать желуди его единственным интересом? Нет. Он любит покемонов, шахматы, карты, все естественные науки, мифологию и периодическую систему элементов. Все эти интересы объединяет определенный порядок, правила и организация. Но желуди?

Возможно, все дело в том, что в этом маленьком семечке есть все инструкции для того, чтобы стать дубом. На этом правила заканчиваются. Все остальное зависит от произвольной смеси ухода и раскрытия потенциала. Точно также наш сын прибыл в этот мир с программой того, как расти и развиваться как человек. Но на этом правила закончились, и каждый день он напоминает нам, как важно предоставить ему пространство для роста, включая пространство для того, что он больше всего любит.

Share to Facebook
Share to LiveJournal