02.10.17

Личный опыт. Люди в спектре аутизма описывают, что они чувствуют во время нервного срыва

15 аутичных людей делятся своим опытом срыва из-за чрезмерной перегрузки

Источник: The Mighty

 

volcano01

 

«Почему ты бесишься?»

«Успокойся».

«Что за капризный ребенок, с ним надо построже».

«Вот паршивец!»

«Псих какой-то».

К сожалению, люди в спектре аутизма и их близкие то и дело слышат подобные фразы. Почему? Чаще всего из-за опыта сенсорной перегрузки, когда их мозг не в состоянии обработать слишком много сигналов из окружающего мира одновременно. Сенсорную перегрузку может спровоцировать многолюдная толпа, слишком громкий звук телевизора, сильные запахи, флуоресцентное освещение или сотни других факторов. Причиной сенсорной перегрузки может быть не только аутизм, но и нарушение обработки сенсорной информации, синдром хронической усталости, фибромиалгия, посттравматическое стрессовое расстройство и другие состояния, хотя в определенных условиях ее может пережить любой человек. Очень часто нервный срыв становится единственным способом избавиться от напряжения из-за сенсорной перегрузки.

Стороннему наблюдателю может показаться, что это «капризы» или «привлечение внимания».

Проясним: нервный срыв — это не капризы, люди не выбирают срыв. У каждого человека есть свои техники для того, чтобы предотвратить или пережить нервный срыв. Разные механизмы работают для разных людей. Но что точно не работает? Осуждающие взгляды, жесты и, особенно, комментарии. Никто не собирается порицать вас, если вы по незнанию перепутали нервный срыв с избалованностью, мы просто хотим, чтобы вы поняли разницу.

Мы попросили нескольких аутичных людей описать, что они чувствуют во время нервного срыва. Мы надеемся, что их опыт поможет добиться большего понимания и сочувствия.

1. «Я буквально чувствую, что у меня разрывается голова. Приближение срыва становится невыносимым, но сам срыв просто как будто… как будто твой мозг прекращает существовать. Конечно, этого не происходит на самом деле, но я теряю контроль над мышцами и способностью говорить, я не могу модулировать голос или заставить мозг сигнализировать телу, чтобы оно успокоилось. Это как будто мой мозг… в последнюю минуту посылает кучу энергии остальному телу, но не дает инструкций, что делать с этой энергией, так что она переполняет все и выходит из-под контроля», — Шайна Г.

2. «Это как вулкан. Он копится и копится, а потом так быстро взрывается, и повсюду огонь, который все уничтожает, пока не истощится», — Девра Р.

3. «Я чувствую себя в ловушке. У меня странное напряжение в голове или в руках, и я хочу избавиться от него. Все вокруг кажется экстремально настоящим, как будто я только что вынырнула из воды, я чувствую самые разные эмоции одновременно, и хочу убежать от них всех. Я перестаю понимать, что прилично, а что нет, начинаю говорить то, что я не имею в виду, или то, что я хотела сказать, но сдерживалась. Каждый раз все заканчивается тем, что все вокруг обижены или растеряны. Люди думают, что раз у меня «всего лишь» Аспергер, то у меня не может быть нервных срывов, но они у меня есть. И я понимаю, что они не такие «явные» и «разрушительные» как у моего брата, но они все равно у меня бывают. Мне говорят «успокоиться», но это только еще больше выводит меня из себя, потому что я и так это понимаю».

«Когда нервный срыв «прошел», я не могу объяснить, что только что произошло, потому что лишь поздно вечером (или еще позже), я смогу осознать, что у меня был нервный срыв. К тому времени, когда я смогу прийти к этому выводу, уже слишком поздно. Все уже забыли, что случилось, или им все равно. Я только буду выглядеть, как будто я “пытаюсь привлечь внимание”», — Чи К.

4. «Это как будто самоконтроль ускользает от меня — больше нет земли, воздуха или неба, только я и страх, ярость и отчаяние. Мои кости вибрируют, скрипят и трещат. В груди словно пылесос работает. Когда я прихожу в себя, у меня синяки, порезы и царапины, потому что я хватаюсь за все подряд, лишь бы вернуться на землю. К утру воспоминания о нервном срыве полностью исчезают, я только смутно помню ощущения. Если я слишком долго думаю об этом, все станет слишком интенсивным, и у меня будет новый нервный срыв. Мне не стыдно, что я аутичная. Я отказываюсь стыдиться этого. Это определяет, кто я есть, но это не значит, что другие люди могут это определять. Но Боже, нервные срывы даже не опишешь. Они слишком велики для моего маленького тела. Слишком большие для этой маленькой планеты. От них больно, как от острых бритв, но боль не на коже, а в душе. Все твое существо выворачивается наизнанку, и когда люди говорят «это просто шум», «это просто спор», они действительно ничего не понимают. И ведь очень часто решение было совсем простым. Часто я кричала об этом. Лишь бы прекратить это жужжание», — Холли Г.

5. «Потеря контроля, почти как Джекил и Хайд. Я чувствую как будто кто-то нажал на выключатель у меня в мозгу и захватил мое тело, отменил все рациональные мысли, реакции и коммуникацию. Кровь стучит у меня в голове, все кажется слишком большим, чтобы поместиться в ней. Где-то глубоко остается маленькая часть меня, которая понимает, что происходит, и хочет прекратить это, но не может отменить эту систему. На передний план выходят мои примитивные реакции, так что я инстинктивно изолирую себя и стараюсь уйти от всех остальных живых существ. Только тогда у меня появляется возможность дышать и начать постепенно успокаиваться», — Лора С.

6. «Кажется, что все давление, которое накапливалось во мне (как в бутылке газировки) вырывается наружу, и ты не можешь это остановить, ты теряешь над собой контроль, пока это давление не выйдет, а потом ты засыпаешь, чтобы восстановить силы», — Лорен Г.

7. «Я полностью теряю контроль над моей способностью регулировать эмоции — «фильтр» исчезает, и я больше не могу остановить навязчивые мысли обо всем, что меня расстраивает. Иногда у меня появляется неконтролируемое желание швырять вещи, но это снижает мою способность сообщить, в чем проблема. Это замкнутый круг. Я не столько злюсь, сколько напугана, не могу говорить и взаимодействовать с миром, и у меня будет потребность прятаться от всего несколько часов. И после этого всегда наступает полное истощение», — Ким Ф.

8. «Страшно, как будто выходишь из тела. Я теряю способность думать или воспринимать, что происходит, и могу только чувствовать. И я чувствую все. Каждый звук, каждый ветерок. Я хочу кричать, иногда действительно кричу, просто крик без слов. И все это время я чувствую, как будто я смотрю на себя со стороны, и эта маленькая часть меня все еще способна рационально мыслить и думает: «Почему я так себя веду? Успокойся, возьми себя в руки!» Но я не могу это контролировать», — Тиффани Д.

9. «Лично для меня это огромная, всепоглощающая волна эмоций и сенсорных ощущений, которая нарастает и нарастает, а потом ужасно обрушивается на тебя. Я часто начинаю рыдать, злиться или и то и другое — окружающие могут возмутиться или не понимать, в чем дело. В итоге я полностью изматываюсь/выгораю с макушки до пят, внутри и снаружи, не могу говорить, а иногда и двигаться. Иногда я полностью отключаюсь и даже не могу сформулировать, о чем думаю, а думать я могу обо всем подряд. Мне нужно время и тихое место, чтобы прийти в себя, подальше от людей, где можно заниматься любимым повторяющимся делом, например, рисованием/валянием, что очень меня успокаивает и помогает перейти от того, что я чувствую к ясному мышлению и снова нормально функционировать», — Кэти С.

10. «Я чувствую как будто я просто хочу побыть один, и обычно я это и делаю! Я запираюсь в своей комнате или ухожу в лес побродить. Когда я говорю об этом друзьям, они думают, что я странный, потому что я просто не хочу никого видеть», — Каспер М.

11. «Это очень интенсивно, экстремальные эмоции начинают накапливаться одновременно. Иногда кажется, что единственный способ успокоиться, чтобы все это не продолжалось часами — это сделать себе больно, потому что боль помогает освободить экстремальные эмоции», — Кэтрин Б.

12. «Кажется, что у меня в голове сто голосов, и все говорят одновременно и хотят кричать», — Ричард Т.

13. «Я чувствую, что больше не могу справиться, не могу остановить свою реакцию на все это. Как будто я больше не контролирую себя. Так что я начинаю плакать, или задыхаться, или и то и другое. Я думаю о каждой проблеме, которая у меня есть, пытаюсь придумать решение, не могу, и выпускаю все эмоции. Я повторяю этот процесс до тех пор, пока все эмоции не вышли. Иногда мне нужна помощь, чтобы остановить этот процесс (стимминг, утяжеленное одеяло и так далее), или эскалация продолжится. Это совсем не весело, и мне не нравится, как это влияет на окружающих, но иногда это просто необходимо, чтобы «перезагрузить» мою систему», — Эрин К.

14. «Просто ужасно. Как будто никто не понимает, все вокруг смеются и таращатся на тебя, говорят, что ты просто «все выдумываешь» или «ищешь себе оправдания». Что может произойти потом? Может быть, меня арестуют, или я получу травму, или причиню вред кому-то еще? К сожалению, это уже было», — Шон У.

15. «Это как поезд, который не останавливается! … Как только все закончилось, я чувствую эмоциональное онемение. Но после хорошего ночного сна, я готов завоевать следующий день!» — Джордан С.

Также смотрите:

Как предотвратить истерику при аутизме у взрослых

Профилактика истерик: как перехитрить взрывное поведение у человека с аутизмом

Что делать, если вы стали случайным свидетелем истерики, связанной с аутизмом

Ребенок избалованный или аутичный — как понять?

Что я чувствую во время истерики, связанной с аутизмом

Как справиться с истериками ребенка с аутизмом в общественных местах

«Аутичная истерика» может случиться с каждым из вас

Надеемся, информация на нашем сайте окажется полезной или интересной для вас. Вы можете поддержать людей с аутизмом в России и внести свой вклад в работу Фонда, нажав на кнопку «Помочь».

Share to Facebook
Share to LiveJournal