04.09.17

Новости Фонда: Курсы тьюторов для детей с РАС в Городском психолого-педагогическом центре

Учащиеся и сотрудники Центра рассказывают, как устроено обучение

tutor-pic

Алена Бычкова, 24 года, окончила магистратуру МГППУ по теме «Клиническая психология развития». Она посещает курсы повышения квалификации «Тьюторское сопровождение обучающихся с РАС в условиях образовательной организации» на базе ГБУ ГППЦ ДОгМ, которые оплачивает школа, где Алена работает. Мы попросили ее рассказать о первых впечатлениях.

«С декабря я работаю в школе 1367, которая третий год находится в проекте «Инклюзивная молекула». В нашем классе учатся 8 детей с аутизмом, а с 1 сентября открылся еще один ресурсный класс. Раньше я работала с мальчиком, который был в спектре (хотя и без диагноза), потом устроилась в детский сад, куда приходили дети с РАС, но, конечно, там не было ни супервизора, ни куратора. Тема аутизма меня интересует давно, я даже собиралась в магистратуру по теме «Психолого-педагогическое сопровождение детей с РАС», но обстоятельства сложились иначе. Зато сейчас, благодаря курсам в ГППЦ, я восполнила многие пробелы. У меня как будто паззл сложился в голове, недостающие детали встали на свое место. Все мои ожидания оправдались.

Обычно на лекциях молча сидишь и строчишь в тетрадь, а здесь совсем не так. Например, сначала рассказывают, какие есть варианты ввода жетонов, как мотивировать ребенка собрать их как можно больше. Затем показывают видеофрагменты. Наконец мы разбиваемся на пары и отрабатываем механизм работы. Очень важно делать это сразу, пока не забылись детали. Скажем, нельзя класть предмет, с которым работаешь, на одно и то же место, потому что тогда ребенок запомнит этот предмет не по функции, а по местоположению. Такие ошибки нам сразу поправляют. Ведут занятия опытные практикующие кураторы ресурсных классов – А.И. Козорез и М.С. Гончаренко.

Конечно, учат правильно реагировать на проблемное поведение. Нужно понять его функцию – привлечение ли это внимания, сенсорный поиск, что-то еще. Задача в том, чтобы обезопасить ребенка и в то же время не подкрепить это поведение. Например, ребенок стал ударять лбом об стол, чтобы обратить на себя внимание. Тут важно не бросаться к нему с охами и ахами, а наоборот, исключить эмоциональную реакцию, смотреть мимо, но быстро подложить ему подушку, чтобы не ушибся.

Большой плюс курсов – то, что нам дали возможность сразу интенсивно погрузиться в тематику. Мы начали 23 августа с последнего, четвертого раздела – «Основы прикладного анализа поведения», который необходимо отрабатывать очно. Это пять дней по шесть часов. Остальные три блока – «Особенности обучающихся с РАС», «Особенности организации обучения детей с РАС в соответствии с ФГОС НОО ОВЗ» и «Теоретические и методические основы тьюторской деятельности в различных образовательных моделях» – мы будем проходить на вебинаре, выполняя домашние задания (одно из них – подготовить презентацию для педагогического состава школы или родителей нейротипичных детей о том, что такое аутизм). Начался учебный год, мы будем уставать, времени останется меньше, воспринимать материал будет сложнее. Ну а вебинар длится полтора часа, а не пять. Заключительное (очное) занятие состоится 20 октября. Там мы зададим последние оставшиеся вопросы, наработанные уже за полтора месяца в школе, затем пройдем тестирование и получим сертификат.

Очень понравились и профессиональное общение, и неформальная, дружелюбная атмосфера на курсах, которую создали наши преподаватели. Мы все друг с другом быстро перезнакомились, в перерыве пили чай и общались. От нашей школы были, помимо меня, еще три тьютора с небольшим опытом работы. Но учился народ и из других школ, где ресурсные классы открываются только в этом году. Они задавали вопросы, мы что-то вместе обсуждали.

Хочется развиваться дальше в этой сфере, обмениваться опытом, расти. Этот год я точно проработаю тьютором, мне еще надо многому научиться. Но вряд ли я останусь в этой должности лет, скажем, на пять, надо двигаться дальше. Нам, кстати, и на курсах говорили: в какой-то момент ты начнешь понимать и видеть больше, чем заложено в твой рабочий функционал. И тогда точно захочется развиваться, искать новые места работы. Будет это госучреждение или частная практика – пока не знаю.»

Е.В. Ушакова, руководитель отдела методической и инновационной деятельности ГБУ ГППЦ ДОгМ

Фонд «Выход»: как попадают на курсы?
Е.В. Ушакова: на сайте ДОгМ есть реестр программ дополнительного профессионального образования, и среди них – программы ГППЦ. Все они рекомендованы к реализации общественной экспертизой. Директор школы выбирает программу и тут же оставляет заявку. В группе может быть от 15 до 25 человек. Стоимость 72-х часового курса –14 тыс. руб. на человека. Директор оформляет оферту на портале поставщиков, любой руководитель знаком с этой процедурой.
Фонд «Выход»: Как часто будет происходить набор?
Е.В. Ушакова: Несколько раз в течение года, причем мы готовы работать также и на регионы. Для интенсивных очных занятий туда могут выехать наши специалисты, либо наоборот обучающиеся из регионов могут приехать в Москву.
Фонд «Выход»: Планируется ли увеличение количества специалистов?
Е.В. Ушакова: Основные эксперты и авторы курса – А.И. Козорез и М.С. Гончаренко – готовят пул специалистов, которые будут работать в Лаборатории технологии сопровождения детей с РАС и участвовать в реализации программы.

А.И. Козорез, автор курса «Тьюторское сопровождение обучающихся с РАС в условиях образовательной организации», старший методист, руководитель Лаборатории технологий сопровождения детей с РАС ГППЦ ДОгМ

Фонд «Выход»: На курсы идут люди с профильным образованием, но с разным уровнем подготовки. Правильно ли их объединять в одной группе?
А.И. Козорез: Это как раз здорово, что есть новички и есть продвинутые слушатели. Они могут поделиться опытом с теми, кто никогда не работал с детьми с РАС и пока не очень представляет себе, как это выглядит. Если тех, у кого рука хоть как-то набита, ставить на практическом занятии в пару с новичками, то результат лучше.
Фонд «Выход»: Вы начали сразу с последнего модуля. Это нормально – начинать с конца?
А.И. Козорез: Модули взаимосвязаны, но ни один из них не является логическим продолжением предыдущего, поэтому их можно комбинировать. Знание или незнание ФГОС для детей с ОВЗ никак не влияет на умение заниматься по методу отдельных блоков. Модульная программа более гибкая, она позволила нам начать с очного интенсива до начала учебного года, пока у ребят было время. В течение года будем подгадывать так, чтобы очные занятия приходились на каникулы.
Фонд «Выход»: один из модулей посвящен основам тьюторской деятельности в различных образовательных моделях. Что это за основы и что за модели?
А.И. Козорез: Работа тьюторов состоит не только применении конкретных методов ПАП. Тьютор должен уметь адаптировать материал для ребенка в соответствии с вариантом его программы, помогать ему на контрольных, простраивать его отношения с одноклассниками. И, конечно, он должен знать, что такое аутизм. Все эти знания ему нужны независимо от того, работает он с одним или с несколькими детьми, учатся эти дети в ресурсных или автономных классах, или в регулярных классах с поддержкой, или в школах, реализующих адаптированные программы. Модель образования может меняться в ходе учебного процесса. Задача тьютора – привести ребенка на каждом их этих этапов к максимальной самостоятельности.

Share to Facebook
Share to LiveJournal