11.09.17

Исследование. Билингвизм (двуязычие) может быть плюсом для ребенка с аутизмом

Данные исследований о том, как может повлиять контакт с двумя языками на развитие ребенка с аутизмом

Автор: Энн Гризвольд / Ann Griswold
Источник: Spectrum News

 

 

Шестилетний Оскар сидит за обеденным столом дома и страдает от самого одинокого часа в течение дня. Комната бурлит жизнью. Сестра Оскара передает тарелки и накладывает в них брокколи. Его отец и дядя подшучивают друг над другом. Мама Оскара выходит с кухни и выносит блюдо с жареным мясом, а его двоюродный брат пододвигает пустой стул.

«Ци фан ле!» — кричит старшая сестра Оскара по-китайски. Пора за стол!

«Хао», — отвечает ее дедушка из своей комнаты. Хорошо.

Члены семьи делятся историями и рассказывают, как прошел день, все по-китайски. Но когда они поворачиваются к Оскару, мальчику с аутизмом, они переходят на английский.

«Ешь рис, — говорит папа Оскара. — Сиди хорошо».

Вот только на столе нет никакого риса. В китайском языке «ешь рис» может относится к любой еде, но при переводе смысл теряется.

Педиатры, педагоги и логопеды традиционно советуют многоязычным семьям говорить с детьми с аутизмом и другими задержками развития только на одном языке — на доминирующем языке региона, где они живут. Логика здесь простая: у этих детей и так есть сложности с освоением языка, так что лучше не усложнять им задачу и сосредоточиться только на одном языке.

Однако нет никаких научных доказательств в поддержку такого подхода. Более того, несколько исследований показали, что дети с аутизмом могут учиться двум языкам так же хорошо, как и одному, и многоязычная среда может быть даже более благоприятной для них.

Трудности перевода

Проблема не только в том, что дети с аутизмом меньше включаются в коммуникацию, если родители говорят с ними только на неродном языке, их семьи также страдают от неспособности добиться понимания. Важные инструкции, комментарии и выражения любви часто теряются при переводе, когда семьи отказываются от родного языка, говорит Бетти Ю, профессор специального образования и коммуникативных расстройств в Университете Сан-Франциско.

Ю, которая одинаково хорошо владеет английским и китайским, рассказала об опыте Оскара в журнале «Journal of Autism and Developmental Disorders». (Сцена за ужином и другие примеры из повседневной жизни Оскара заимствованы из отчета Ю). Ее исследование подтверждает данные других ученых, которые изучают двуязычные семьи детей с аутизмом.

«Одна мама сказала мне, что итальянский — это ее сердце и ее дом. Ее явно огорчало, что она не может разделить часть своего наследия со своей дочерью», — говорит Сью Флетчер-Уотсон, декан психологии развития при Университете Эдинбурга в Великобритании.

Совет придерживаться только того языка, который является неродным для семьи, лишь усиливает то отчуждение, которое и так испытывают эти дети, считает Флетчер-Уотсон и другие исследователи. «У вас ребенок, который уже испытывает социальную изоляцию, а вы делаете его еще более изолированным», — говорит она.

Дети в порядке

Научные данные, хоть их и немного, предполагают, что для таких детей лучше сохранять многоязычность.

«Существует мало исследований по билингвизму (двуязычию) у детей с нарушениями развития, еще меньше таких исследований с подходящими контрольными группами», — говорит Наполеон Катсос, преподаватель лингвистики в Кембриджском университете, Великобритания.

Исследования среди детей с типичным развитием показывают, что свободное владение вторым или третьим языком способствует развитию критического мышления и навыков планирования своих действий, включая внимание, самоконтроль и психическую гибкость. Двуязычие также способствует лучшему развитию навыков чтения и письма.

Возможно, что дети с задержками развития получают те же преимущества. Двуязычные дети с аутизмом имеют такие же языковые навыки, что и одноязычные дети с аутизмом, и они приобретают социальные и когнитивные навыки на том же уровне. Однако исследование 2012 года показало, что эти дети в два раза чаще используют для коммуникации жестикуляции (например, указательный жест), чем одноязычные дети. Эти данные предполагают, что у двуязычных детей с аутизмом в среднем могут быть лучше развиты навыки совместного внимания и невербальной коммуникации.

Стандартные инструменты для оценки социальных и коммуникативных навыков могут недооценивать их у билингвальных детей с аутизмом, так как они проводятся только по-английски, говорит Сандра Ванегас, исследовательница из Университета Иллинойса в Чикаго.

Во время Международной встречи по исследованиям аутизма в Балтиморе, США, в 2016 году, Ванегас представила предварительные результаты, согласно которым, когда ребенок рассказывает на родном языке по книге с картинками, это позволяет точнее оценить его коммуникативные навыки.

Этот подход оказался особенно полезен для врачей в Европе, где проживают люди, говорящие на десятках языков, говорит Флетчер-Уотсон.

«Есть основания для оптимизма по поводу потенциальных преимуществ билингвизма, — говорит Флетчер-Уотсон. — Существует большое пересечение областей, которым, как мы думаем, помогает двуязычная среда, и это те области, в которых у детей с аутизмом возникают проблемы».

Больше, чем слова

Оскар, которому сейчас семь лет, родился в Калифорнии через несколько лет после того, как его семья эмигрировала из Китая. В то время большинство членов семьи, как и 24 миллиона жителей США, редко говорили по-английски дома.

Однако когда в 2 года у Оскара диагностировали аутизм, педиатры, логопеды, соседи и друзья — все советовали семье разговаривать с ним только на одном языке. И все сходились на мнении, что этим языком должен быть английский.

Английский — ключ к успеху в школе, говорили педагоги. Без него нельзя будет участвовать в оплаченной государством терапии, настаивали терапевты. Дети в его пригороде в основном говорят по-английски, подчеркивали соседи.

К тому времени, когда Оскару исполнилось 3 года, его семья начала общаться с ним исключительно по-английски. И в то же время они казались растерянными, когда пытались говорить с ним. «Семья не всегда понимала, как сказать что-то по-английски, иногда им приходилось подбирать слова, так что они начинали путаться или вообще прекращали общение», — говорит Ю.

Лучший сценарий — говорить с Оскаром по-китайски и позволить ему изучать английский во внешнем мире, считает Джоанна Парадиз, профессор лингвистики Университета Альберты в Канаде. Сохранение культурных и семейных традиций только улучшит социальные связи родителей и детей, что будет очень важно в будущем, говорит она.

«Легко сказать, когда у ребенка в 3 года диагностировали аутизм, что семья должна полностью перейти на английский, — говорит Парадиз. — Но когда ребенку исполнится 12 лет, у него появятся более сложные идеи для выражения, а родители не смогут говорить с ним свободно».

После ужина Оскар и его дедушка сидят на полу гостиной в паре шагов друг от друга и играют в железную дорогу. Однако они так редко что-то говорят друг другу, что их могли разделять и пара километров.

В восемь вечера надо решить, кто из семьи будет сегодня спать в комнате Оскара, чтобы позаботиться о его безопасности.

Дедушка наклоняется, трясет Оскара за плечо и ждет, пока мальчик не посмотрит на него. «Оскар, с кем спать?» — спрашивает дедушка.

Оскар молчит, смотрит на поезда. «Оскар спать», — повторяет мальчик, что он обычно делает, когда не понимает вопроса.

Дедушка пытается снова: «Ты хотеть с кем спать?»

«С папой», — наконец отвечает Оскар.

Надеемся, информация на нашем сайте окажется полезной или интересной для вас. Вы можете поддержать людей с аутизмом в России и внести свой вклад в работу Фонда, нажав на кнопку «Помочь».

Share to Facebook
Share to LiveJournal